Исторически сложилось, что я никого не осуждаю. Возможно, это профдеформация, но есть подозрение, что у меня так было всегда. Так уж вышло (отдельное за это спасибо папе и маме), что психология — это моя профессия. Мы с ней, как в браке, который длится 13 лет: знаем друг друга очень хорошо, давно вместе, периодически раздражаем друг друга, но уже врозь жить не можем.

Я никого не осуждаю

Я пришла учиться в универ в 17 лет, в психотерапии с 20, в 22 открыла психологический центр и начала консультировать. И почти 13 лет своей недолгой взрослой жизни, я — психолог, и ничего другого делать не умею. Эта профессия даёт моему внутреннему спасателю возможность развернуться, помочь найти выход другому, разобраться в себе, сделать жизнь легче и проще. Я чувствую себя нужной, приносящей добро, свет и облегчение. Но я не считаю эту профессию легкой.

Почему я психолог

Категорически нет. Она скорее сложная, потому что невозможно придумать алгоритм работы, под каждого нужно подбирать свой “разводной ключ”, и даже тяжелая, потому что психологи как мусорная яма для негативных эмоций, которую необходимо периодически очищать. Бывает очень печально, когда изменить ничего нельзя, можно только плакать и проживать.

И несмотря на всю ее неоднозначность, психология для меня — это такая странная штука, которой я не могу не заниматься. Этот интерес к тому, как многогранно внутри устроен человек, очень затягивает. И меня ничего так больше не завораживает, как это чувство неопределенности, сбивающих с ног эмоций, настоящей, глубокой жизни с каждым новым клиентом. Этим моя работа неповторима!

Для меня в целом нет понятия хорошо и плохо.

Что для меня психология

Есть понятие -”Для меня это так. А у тебя может быть что-то совсем противоположное”. Например, я считаю, что крестить детей в маленьком возрасте не нужно. Они вырастут и сами решат, что им делать с религией. А ты можешь считать, что это нужно делать обязательно и приобщать к вере с рождения. Мы выскажемся, можем привести аргументы за и против, но ты не увидишь меня с пеной у рта, доказывающей свою точку зрения другому человеку. Я ее выскажу, и на этом всё, спора, осуждения, марша несогласных не будет. Ты имеешь право думать так, как считаешь нужным, принимать решения исходя из своих убеждений. И я тоже имею на это право.

Мы разные, и это прекрасно.

Мы разные

Нет абсолютной истины, для каждого из нас будет своя инструкция к применению себя.
Поэтому на консультациях я могу принять тебя любой: с разными сексуальными склонностями, фантазиями и ориентацией; ненавистью к маме, желанием изменить мужу. У тебя это так. Я воспринимаю это безоценочно, не осуждая. И, если ты хочешь это изменить, оно тебе мешает, я помогу тебе на этом пути. Я встану на твоё место и покажу тебе обзор шире.

Но есть однозначное зло, которое я лично никогда не приму,

Не осуждаю

Это насилие, как физическое, так и психологическое. И здесь человек для меня автоматически попадает в разряд «очень нехороший человек», его я оправдать не могу. Он не имеет на это никакого права, с моей точки зрения. Поэтому, если на консультацию ко мне попадает, например, жертва педофила — никакого “простить насильника” не будет. Он «очень нехороший человек», и это не обсуждается. “Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого” (М. Бакунин)

Насилие

В этой профессии бывает одиноко (наверное, поэтому я и веду блог в Инстаграме, так намного веселее). Здесь я постоянно соприкасаюсь с болью, страхами, ужасами, горем такой силы, что может снести, если сделать неправильное движение.

Каждый день я встречаюсь с тем, с чем психика нормального человека иметь дело отказывается. И я все еще не до конца понимаю, почему я все еще тут, с психологией в обнимку…

С чем я сталкиваюсь

Наверное, это все же любовь. Ведь когда ты знаешь все трещинки и недостатки, но все равно остаешься рядом, тогда ты и любишь по-настоящему. Согласны? Я люблю свою работу, хотя я уже давно не очарована ей. Но и совсем не разочарована.